«Хоть взорвите эту трассу…» Трагедия грузинского саночника на Олимпиаде-2010

«Хоть взорвите эту трассу…» Трагедия грузинского саночника на Олимпиаде-2010

Вячеслав Самбур и Павел Копачев встретились с отцом Нодара Кумариташвили.

Почти семь лет назад, за несколько часов до открытия Олимпиады-2010 в Ванкувере грузинский саночник Нодар Кумариташвили в тренировочном заезде вылетел с трассы и врезался в бетонную колонну.

Прямо на месте медики начали делать сердечно-легочную реанимацию, вскоре вертолет доставил спортсмена в больницу Уистлера. Час спустя он умер. Это была первая гибель участника Игр с 1992 года. На церемонии открытия объявили минуту молчания, а грузинская делегация даже обсудила вариант с отъездом домой.

Похороны состоялись в Бакуриани – проститься с Нодаром приехало более тысячи человек, в том числе президент страны Михаил Саакашвили, знаменитые спортсмены и тренеры.

Трагедию расследовали торопливо: всего день спустя организаторы Олимпиады назвали виновником самого спортсмена, который не справился с пилотированием. К апрелю Международная федерация санного спорта (FIL) подтвердила эти выводы в официальном докладе.

Одна из улиц в Бакуриани сейчас носит имя Нодара Кумариташвили. В доме до сих пор траур. К нашему визиту не готовились, но Додо, мать погибшего, одета в черное. Молча и без всяких намеков от мужа, она накрывает стол в центре комнаты.

Давид Кумариташвили под эти приготовления отрывисто рассказывает. Он никогда не смотрел последний заезд сына – и до сих пор всячески избегает этого видео. Единственное, чего ему хочется добиться после трагедии, – сооружение трассы в горном поселке.

***

– Международная федерация хотела построить трассу в Бакуриани. Создали Фонд Нодара – сразу прозвучало заявление. Обещали, обещали, обещали… Годы идут, но ничего нет. Деньги шесть лет никто не трогал – законсервировали.

И сейчас Правительство Грузии мне заявляет: Федерация готова построить трассу, но содержать ее придется нам. А это дорого – значит, и строить ничего не нужно.

— Как помогли вашей семье?

– Была компенсация, страховка – несущественные суммы, но деньгами все равно это не измерить. Я не стал жаловаться, с кем-то судиться. Потом же из Международной федерации приехали сюда и сознались, что сами виноваты. Признали, что трасса не была готова.

Все саночники сказали то же самое – на 40 дней здесь собралось 600 человек, люди не садились, некуда было.

Феликс Лох (олимпийский чемпион Ванкувера и Сочи – прим.) тоже присутствовал, сказал тост: если бы не погиб Нодар, погиб кто-то из нас.

…Нодар, как и его родственники, занимался санями дома, в Бакуриани. Правда, не на деревянной трассе, построенной в 1974 году. Она в 90-е сгнила, а место финиша больше напоминало свалку:

Молодой спортсмен делал первые спуски неподалеку – в небольшом желобе на роликовых санях. Перспективного родственника увез из Грузии за границу двоюродный дядя Феликс Кумариташвили, который к тому моменту жил во Франции. В 2003-м Нодар впервые выступил на международных соревнованиях, а потом появлялся на этапах Кубка мира.

— Из-за этого трагедии мужской старт перенесли ниже – на женский.

– И не только старт перенесли, они даже ночью переделывали лед. Кто-то мне кидал фотографии работ. У меня и бумаги есть, что именно они там исправляли.

Я потом на сборах встречал тех, кто выступал в Уистлере. Все говорили: это ужас. И бились там постоянно, на каждой тренировке по несколько человек. Армин Цоггелер (двукратный олимпийский чемпион, бронзовый призер Игр-2010 – прим.) упал чуть повыше от того места, где разбился Нодар.

Цоггелеру повезло – успел спрыгнуть с саней и не улетел. Но все равно побился, потом бросил сани и рассердился: все, не хочу здесь выступать. Но куда ему деваться – поехал.

— Официальный итог расследования: к гибели привела ошибка пилотирования.

– Смотрите, 130 км в час – это предел по скорости, выше недопустимо. У Нодара было 144,5, Лох вообще разгонялся до 150 с чем-то. Все случилось на 16-м вираже – к тому моменту скорость уже была почти максимальная.

Сам вираж сделали слишком коротким – на такой скорости сани просто не успевали из него выйти. А козырька там не поставили, чтобы хоть о него биться. Ошибку допускаешь – сани ударяются в козырек, а ты просто падаешь. С козырьком Нодар сломал бы руку или ногу. Без козырька вылетел в бетонную колонну.

— Опущенные тенты сыграли важную роль?

– Если поставлен тент, у спортсмена сразу меняются ориентиры. С тентами от трассы другие ощущения. Вообще-то их перед стартами снимают. Но на той тренировке вираж закрыли тентом – и получился такой туннель. Причем камера снимала вход в вираж и выход, а что творилось внутри – этого никто не знает. Вход у Нодара был нормальный…

… «Мы весь вечер и всю ночь ходили кругами вокруг дома родителей, — рассказывает Лия Макиева, двоюродная тетя Нодара. — Никто не решался постучаться и сообщить матери и отцу, что их сына нет в живых».

Только утром родственники рассказали всю правду, а для начала вызвали «скорую помощь». Мама Додо увидела у порога машину с красным крестом, удивилась: «Я «скорую» не вызывала!». Когда ей сообщили, что Нодар разбился насмерть, она закричала: «Я чувствовала! Я приняла его боль!». Только близкие родственники знали, что накануне днем Додо вдруг почувствовала тяжесть в области шеи. «Как будто кто-то полоснул лезвием бритвы», — делилась она с родными (МК от 21 февраля 2010 г.).

— Почему вы так и не стали ничего расследовать?

– Только Бог знает, что произошло внутри виража. На льду можно вот в такую дырочку попасть – и конец, уже летишь. К Олимпиаде все прилетели туда – и им всем без исключения отказали в тренировках. Трасса еще не была готова, торопились. Мы своих отправили куда-то в Европу, точно не помню. В Уистлер вернулись перед самым стартом.

Я Нодару по телефону говорил: если такая скорость, то тормозни, не рискуй. А он: нет, я рискну, все будет нормально. И старт у него получился сильный, даже быстрее Демченко на этом промежутке.

Мне журналисты как-то звонили: вы согласны, чтобы там дальше проводились соревнования? Я разозлился, начал кричать: что вы меня спрашиваете? Скажу нет – и что, проводить перестанут? Хоть взорвите эту трассу…

P.S. Во дворе православной церкви Бакуриани, где похоронен Нодар Кумариташвили, установлены обелиск и бронзовая скульптура молодого спортсмена. В Грузии его помнят…

Цикл «Грузия, которую мы незаслуженно забыли»

Кахи Кахиашвили: «Когда СССР не стало, мы праздновали. Страна создана на крови, так же и распалась»

«Лучше друзей, чем русские, у нас нет». Горы, которые обожал советский спорт

Продолжение грузинского сериала – через неделю

Фото: Gettyimages.ru/Richard Heathcote; REUTERS/David Mdzinarishvili (2)

Источник: http://www.sports.ru/

Написать ответ