В лондонской ЛГБТ-команде есть натурал. Его девушка – русская

Д3 Англия

В Англии борются с гомофобией.

В конце ноября в английском футболе шумела кампания в поддержку ЛГБТ – Rainbow Laces. Игроки носили радужные шнурки и капитанские повязки, клубы в соцсетях добавляли цветовые фильтры на логотипы, а премьер-лига раскрасила даже стойки для мячей и табло резервных арбитров.

Впервые радужная символика пришла на британские стадионы в 2013-м. Сейчас кампанию поддерживают: олимпийский комитет Великобритании, федерации велоспорта, хоккея, регби и крикета, главные английские, шотландские и валлийские футбольные ассоциации.

Гомофобия в футболе остается проблемой и в Великобритании. В недавнем опросе 8% фанов признались, что перестанут болеть за свой клуб, если он подпишет игрока-гея.

В английском профессиональном футболе о своей гомосексуальности публично рассказал только судья низших лиг Райн Аткин. «Надеюсь, мои действия, какими бы малыми они ни были, помогут другим в подобной ситуации», – рассказал он Sky Sports в августе 2017-го.

Тем временем «Чарльтон Атлетик», который в прошлом десятилетии играл в АПЛ, а сейчас обитает в третьем дивизионе, стал первым профессиональным клубом страны, который не побоялся дать свое имя команде, лояльной к ЛГБТ-сообществу. Так в структуру клуба вошла «Бексли Инвикта». Теперь это «Чарльтон Инвикта», лидирующая в чемпионате London Unity League – официальной столичной ЛГБТ-лиге.

В Англии для ЛГБТ-команд есть целая лига?

– Мне 34, и я не играл в футбол с 18 до 31, потому что не мог быть собой, – рассказывает Sports.ru Гари Гиннау, капитан и играющий тренер «Инвикты». – Любительский футбол обычно мужицкий и стереотипный: вы играете по воскресеньям, после идете в паб и зацениваете девушек вокруг. В 18 лет я не был готов открыто говорить о своей ориентации: приходилось или врать, или перестать в этом участвовать. Я выбрал второе, хотя все равно любил футбол. 

Внешне Гари немного похож на Роберта Левандовского. Он громко смеется, когда я озвучиваю эту мысль: «Да, ты не первая, кто это заметил. Но я крайний защитник и забиваю не так часто».

«Инвикту» Гари нашел в 2013-м, но попал в команду только через год: 12 месяцев ушло на то, чтобы побороть в себе старый психологический дискомфорт и вернуться в футбол. Сейчас он жалеет, что настолько открытой команды не было лет десять назад.

Неофициальное сотрудничество с «Чарльтон Атлетик», который базируется в том же районе Лондона, началось летом 2016-го. К тому моменту дела «Инвикты» шли совсем плохо: после 11 поражений подряд команда начала распадаться. На тренировки приезжали по 7-8 человек, которые теряли деньги, время и мотивацию. Гари понимал, что клубу нужны новые эмоции.

Зачем это «Чарльтон Атлетик»?

«Чарльтон» – один из самых активных английских клубов в вопросах борьбы с дискриминацией. Четыре года назад он помог полиции с расследованием расистского скандала: семь болельщиков получили за песни на стадионе реальные тюремные сроки и бан на посещение матчей общей продолжительностью 52 года. «Чарльтон» патронирует еще женскую команду, сборную для глухонемых и группу для игроков с синдромом Дауна.

Гари обратился в клуб, когда у «Инвикты» начались проблемы. Фанат «Чарльтона» с детства, он родился и вырос в Гринвиче рядом со стадионом, ходил на «Вэлли» по сезонному абонементу и знал пару сотрудников клуба. «Мой бойфренд убеждал: «Тебе надо хотя бы попробовать – используй этот бэкграунд, выйди на связь с «Чарльтоном» и получи от них помощь». Я собрался с силами, отправил пару писем, договорился о встречах», – вспоминает тренер.

Уже полтора года «Инвикта» проводит домашние матчи на базе «Чарльтон Атлетика» и прошлый сезон закончила на рекордном для себя 4-м месте. Этим летом парни получили от «Чарльтона» имя, форму и занятия под руководством тренеров клуба (несколько раз в год). Сезон-2017/18 «Инвикта» начала с пяти побед и к последнему перед Рождеством и двухмесячным перерывом в чемпионате матчу против «Лондон Фэлконс» подходила лидером с отрывом в два очка.

Кто приходит за них болеть?

База «Чарльтона», где играет команда, – это почти пригород, 20 километров от центра Лондона. Из десяти полей в воскресенье вечером занято только два: на одном гоняют дети, на другом – лидеры London Unity League. «Инвикта» встречается с идущими вторыми «Лондон Фэлконс».

На кромке поля валяются рюкзаки с вещами футболистов, на трибуне всего человек семь. Среди болельщиков – в основном семьи и друзья игроков. После публикаций об «Инвикте» в Guardian и Sky Sports на матчи иногда заходят болельщики «Чарльтона», живущие поблизости.

Девушек на трибуне всего три, и за мячами бегают именно они. «Ball girls», – смеется мама Гари, в очередной раз возвращаясь из-за забора. Его отец Колин тоже здесь: полноценный участник команды, он тренируется наравне со всеми, но игру проводит в роли лайнсмена с манишкой вместо флажка в руках.

А натуралы в команде есть?

Клуб никак не ограничивает сексуальную ориентацию игроков: среди футболистов «Инвикты» представителей ЛГБТ меньше половины. Есть команды, в которых играют только геи, но в «Инвикте» сразу решили, что не хотят отгораживаться от мира заборами: клуб открыт для всех, а в команде играют братья, пары, даже, как в случае с Гари, дети и родители. 

Одна из зрительниц игры против «Фэлконс»– девушка полузащитника Дэниела Дженкинса. Ольга – русская, живет в Лондоне уже 14 лет. С Дэниелом они вместе год, почти столько же он играет за «Инвикту».

Дэниел и Ольга

– Когда я пришел в клуб, не знал про их связь с ЛГБТ, – рассказывает он после матча. – Просто увидел объявление: команда поблизости набирала игроков. Я пришел, потренировался, а позже выяснил, что в команде есть геи. У меня совершенно нет с этим проблем: в конечном счете мы здесь просто для того, чтобы играть в футбол. Знаю истории многих ребят, которые страдали от гомофобии раньше, и хочется, чтобы всем было максимально комфортно играть и находиться в коллективе.

– У некоторых есть тяжелые истории, в основном из подросткового возраста, – дополняет Ольга. – Кого-то пинали в раздевалках, и из-за этого ребята бросали играть, хотя продолжали следить за футболом. Когда сейчас в клуб приходят новые люди, сразу чувствуется, насколько для них важен этот шанс быть собой, просто играть в любимую игру – и ничего не бояться.

Как к этому относятся родные и друзья игроков?

Матч за первое место «Инвикта» выиграла 2:1 и оторвалась от идущих вторыми «Фэлконс» на пять очков, так что после игры все были в отличном настроении. «Теперь все в паб», – радостно провозгласил председатель клуба Пол Дрисколл. Его партнер Дэн Гудвин – лучший бомбардир клуба, 14 мячей в 7 матчах и дубль в воскресенье.

«Пол ничего не понимает в футболе, – смеялся брат Дэниела, пока вез меня до паба. – Но он взял на себя всю организационную работу, помогает с логистикой, а мы можем сосредоточиться на футболе».

Дэн и Пол

После каждого матча команда идет в маленькое заведение по соседству. В таком же режиме расслабляются после игр все футболисты воскресных лиг: сэндвичи на столах, пинта пива за баром и «Манчестер Сити» – «Вест Хэм» на больших экранах.

«Мой отец – фанат «Юнайдет», – объяснял Гари, – поэтому в ближайшие полтора часа он будет неистово болеть за «Вест Хэм».

Пока глава семьи праздновал гол Огбонны, его жена рассказывала, как когда-то стирала парням форму, а на рождественской вечеринке, которую «Инвикта» устраивала в за пару дней до матча, развозила сына с друзьями по домам.

«Чарльтон Инвикта» на рождественской вечеринке

За следующий час она рассказала почти всю историю семьи, и на самый острый вопрос («Как вы восприняли каминг-аут Гари?») ответила предельно честно.

– Он наш сын, это главное. В детстве он был тихим и довольно скрытным, но всегда знал, что мы во всем его поддержим. В тяжелые периоды подросткового возраста, связанные с пониманием себя и проблемами со сверстниками, семья всегда оставалась его тылом. Есть слишком много историй о родителях, которые отворачивались от детей из-за их ориентации, и мы бы никогда на такое не пошли. И Гари, и его старшая сестра точно знают: если у них есть проблемы, они могут обсуждать их с нами. В конце концов, мы с мужем живем вдвоем в доме с четырьмя спальнями и шутим: дети всегда могут вернуться, места у нас много. 

Сэм, родители Гари и сам Гари

«Инвикта» планирует играть в профессиональных лигах?

Таких планов пока нет.

«В футболе все еще есть серьезные проблемы с гомофобией, – говорит Ник, выступающий за команду с начала этого сезона. – Открытых геев нет ни в премьер-лиге, ни в низших лигах [Томас Хитцльспергер – единственный игрок АПЛ, который признался в своей гомосексуальности, но уже после завершения карьеры – прим. Sports.ru], а гомофобные кричалки – неотъемлемый элемент фанатства. Но ситуация понемногу меняется к лучшему, отчасти и благодаря нам. Я сам никогда в жизни не играл в футбол, не обладаю особыми навыками, разве что могу быстро бегать. Но команда встретила меня так тепло и так поддерживает, что с каждой неделей я чувствую, что становлюсь лучше». 

C поддержкой ЛГБТ-сообщества выступали многие звезды премьер-лиги. Фрэнк Лэмпард, Тьерри Анри и Поль Погба заявляли, что геи в команде не стали бы для них проблемой, и отметили, что каминг-аут профессиональных игроков-геев стал бы важным шагом вперед для всего футбола. Фразы выглядели формальными и заученными, но на этом этапе важны и они.

«Все, чего добился клуб за последние годы, стоило нам всем огромных сил, – признается Гари. – Единственное, о чем я жалею: мне хотелось бы быть моложе. В 34 мне, вероятно, осталась всего всего пара лет на поле. Я прошел первый уровень тренерских курсов Футбольной ассоциации Англии и хочу продолжать, но на это нужно время и деньги. А пока мы просто наслаждаемся тем, что у нас есть».

Никто из футболистов «Инвикты» не играл на профессиональном уровне. У всех есть постоянная работа, команда собирается на базе «Чарльтона» дважды в неделю, и даже при таких условиях игроки могут прогрессировать.

Параллельно с развитием «Инвикты» и основной работой юриста Гари участвует в акциях фонда «Чарльтон Атлетик», выступает с лекциями в университете Гринвича и проводит встречи для группы сексуальных меньшинств старше 50 лет: теперь они тоже следят за результатами «Инвикты» и иногда приходят на матчи.

О личной жизни Гари рассказывает так же просто, как и о футбольных проектах. С Сэмом они познакомились на турнире пару лет назад. Тогда он играл за «Лондон Фэлконс», теперь перешел в «Инвикту» и после матча, как настоящий парень с окраин Бирмингема, минут десять рассуждает о шансах любимой «Астон Виллы» на возвращение в АПЛ. 

Гари и Сэм

В планах у «Инвикты» – победа в чемпионате и большой международный турнир в Париже в следующем году. В августе там пройдут Гей-игры – аналог Олимпиады для людей любой сексуальной ориентации и любого уровня спортивного мастерства, проводимые «во имя взаимного уважения, толерантности и равноправия».

– А если кто-то обратится к вам из России с просьбой приехать и провести подобный турнир, вы поедете?

– Сложный вопрос. Мы знаем о проблемах с гомофобией в России. Но если в преддверии чемпионата мира кто-то захочет изменить ситуацию, все будет хорошо и безопасно организовано, то почему нет? Мне 34, я не играл в футбол 13 лет, потому что моя ориентация не позволяла комфортно чувствовать себя в коллективе. Теперь я хочу, чтобы все в «Инвикте» могли быть собой. Многие представители ЛГБТ-сообщества отвернулись от игры, как это случилось со мной, и такое не должно повторяться. Я хочу добиться реальных изменений. И если наша гипотетическая поездка поможет кому-то в России, то я буду рад поучаствовать. Но мы хотим, чтобы наши игроки чувствовали себя в безопасности. Ведь они просто хотят играть в футбол.

Фото: Gettyimages.ru/Alex Livesey, Gareth Copley; Facebook /gary.ginnaw, psdriscoll, samuel.timms; Twitter/GRGin1983; Дария Конурбаева

Источник: http://www.sports.ru/

Написать ответ