Потерянное поколение мужского тенниса начало побеждать

Новак Джокович Ллейтон Хьюитт Александр Зверев Григор Димитров Милош Раонич Марат Сафин Энди Маррей Давид Гоффен Роджер Федерер Ник Кириос Иван Лендл Western & Southern Open Доминик Тим Бернард Томич Стэн Вавринка ATP Кеи Нисикори

Болгарин Григор Димитров в воскресенье выиграл свой крупнейший титул, обыграв в финале «Мастерса» в Цинциннати Ника Кириоса со счетом 6:3, 7:5. Это был первый «Мастерс» не только для болгарина, но и для всего поколения игроков, родившихся в 1989-1995 годах, которых иногда называют «потерянным поколением».

Кто это такие?

Лидеры Потерянного поколения – это Димитров, Кеи Нисикори и Милош Раонич. Еще можно отметить Давида Гоффена, Бернарда Томича, Доминика Тима и Ника Кириоса. Последние двое могут стать предметом спора – они родились в 1994 и 1995 годах соответственно и пока не совсем потеряны. Но их шансы достичь величия снижаются с каждым годом.

Это группа игроков, которой в свое время пророчили огромные достижения. Они считались будущим тенниса, их потенциал был гигантским. Достаточно того, что Димитрова называли «Малышом Федерером». На деле оказалось, что он скорее «Малыш Гаске» – очень талантливый игрок с красивым теннисом, который не может выигрывать крупнейшие титулы.

У Потерянного поколения нет побед на турнирах «Большого шлема» – самыми молодыми действующими игроками, выигрывавшими «Шлем», до сих пор остаются 28-летние Марин Чилич и Хуан Мартин дель Потро. Пять игроков поколения 89-95 годов играли в полуфиналах «Шлемов»: Раонич делал это трижды, Димитров, Тим и Нисикори доходили до этой стадии дважды, еще один раз это удавалось Ежи Яновичу. Только двое сумели пройти дальше полуфинала: Раонич и Нисикори.

На «Мастерсах» ситуация примерно та же. Димитров выиграл первый титул для своего поколения, все остальные в сумме десять раз сыграли в финалах. Для сравнения, родившийся в 1997 году Александр Зверев в этом году выиграл больше «Мастерсов», чем целое поколение теннисистов за всю карьеру.

Что с ними не так?

В принципе, версий две. Первая: их задавила Большая четверка. Хватка Федерера, Надаля, Джоковича и Маррея была настолько крепкой, что пришедшее после них поколение попросту сломалось. Рассмотрим эту гипотезу на материале турниров «Большого шлема».

Считается, что примерно так Большая четверка съела последовавшее за ней поколение

Димитров на «Шлемах» потерпел от Большой четверки 29% своих поражений (8 из 28), Раонич – 35% (9 из 26), Нисикори – 23% (7 из 31), Тим – 20% (3 из 15), Кириос – 24% (4 из 17, причем все – от Маррея). Если брать последние два сезона, то Димитров и Раонич проиграли «Большой четверке» на четырех «Шлемах» из семи, Нисикори – на трех, Тим – на двух, Кириос – на одном.

Димитров, Раонич и Нисикори почти половину своих поражений от «Большой четверки» потерпели уже в годы теннисной зрелости, а не в процессе формирования. Димитров впервые сыграл с теннисистом Большой четверки на «Шлеме» в 2013 году, когда ему было 22, Раонич – почти в 22, Тим – в 21, Нисикори – в 20. Только Киргиос встретился с Надалем, когда ему было 19, – и выиграл.

Выходит, что у старших представителей Потерянного поколения на самом высшем уровне тенниса проблемы возникали еще до того, как они начали встречаться с Большой четверкой. Матчи с элитой эти проблемы только подчеркнули. Наиболее симптоматично все выглядело на «Уимблдоне» этого года, где 35-летний Федерер разобрался с Димитровым и Раоничем, как с котятами.

Вторая версия: их потенциал изначально был преувеличен. Представим себе, что Федерер, Надаль и Джокович – это ядро мужского тура. Вокруг ядра образовался слой предэлиты. В разное время в него входили Маррей, Роддик, дель Потро, Чилич, Давыденко, Феррер, Бердых и так далее. Некоторым из них удается проникнуть в ядро – например, сейчас это смог Маррей. Некоторые так и остаются в оболочке. Потерянное поколение с трудом добралось даже до нее.

Только в последние годы элита этого поколения смогла обойти в рейтинге второй эшелон поколения предшественников: Тсонгу, Феррера, Гаске, Бердыха и иже с ними. Только недавно они смогли превзойти тех, кого на самом деле задушила Большая четверка. Сделать это им во многом помогло время, потому что общая масса поколения Федерера и Надаля начала стареть, а возраст не помеха лишь для лучших.

25-летним не хватает не только больших побед, но и стабильности. Пример Димитрова показателен: он выстрелил в 2014 году, но потом на два сезона пропал. В этом году начало казаться, что он проснулся – победа в Брисбене, где обыграны три теннисиста Топ-10, великолепный по игре полуфинал Australian Open против Надаля. Но потом он снова уснул и очнулся только в Цинциннати. Нисикори, Раонич и Гоффен постоянно травмированы. Тим не может выиграть у топ-соперников два матча подряд. Кириос три четверти сезона вообще не хочет играть. Томич не хочет играть 2.8 сезона из трех.

Возможно, когда бывший тренер Федерера и Димитрова Петер Лундгрен говорил про 18-летнего болгарина, что в этом возрасте он лучше Федерера, он не совсем лукавил. Маэстро в 18 еще не был Маэстро. Но к 25 годам Федерер выиграл восемь «Больших шлемов», Надаль – девять, Джокович – пять. У Маррея было три финала и шесть полуфиналов. У Димитрова нет ни титулов, ни финалов, а полуфиналов всего два. Получается, что либо потенциал болгарина и всего его поколения изначально был ниже, либо они его где-то растеряли.

Почему Димитров выиграл Цинциннати?

Потому что «Мастерсом» этот турнир можно назвать только формально. На него не приехали семь игроков Топ-10 и четверо – Топ-5. Всех, кто стоял выше Димитрова в рейтинге, обыграли другие, а главными скальпами болгарина стали Джон Изнер и Хуан Мартин дель Потро. На пути к титулу он не встретил ни одного игрока Топ-16. На «Мастерсе» такое произошло впервые с Рима-2008, где победил Джокович.

Виноват ли Димитров в том, что турнир вышел таким слабым? Конечно, нет. Он обыгрывал тех, кого был должен, и показывал довольно неплохую игру. Стоит ли делать из этой победы далеко идущие выводы о его перспективах? Конечно, нет. Победа в Брисбене была куда более впечатляющей, но и она не стала началом прорыва Димитрова. Можно ли по Цинциннати делать выводы для всего поколения Димитрова? Можно. На данный момент все складывается так, что крупный титул они могут выиграть только в условиях эпидемии травм среди элиты.

Какие перспективы у Потерянного поколения?

Начиная с 2000 года, 15 игроков одержали свои первые победы на турнире «Большого шлема». Из них семь в итоге выиграли несколько «Шлемов»: Хьюитт, Сафин, Федерер, Надаль, Джокович, Маррей и Вавринка. Из этих семерых только двое – Маррей и Вавринка – выиграли свой первый «Шлем» после того, как исполнилось 25 лет. Величайшие из ныне играющих – Федерер, Надаль и Джокович – выиграли первый «Шлем» в 21, 19 и 20 соответственно. Из величайших игроков в истории свой первый «Шлем» позднее всех взял Иван Лендл – ему было 24.

Статистически, Потерянное поколение уже не даст миру одного из величайших. Маловероятно и то, что появится просто очень мощный в историческом плане игрок калибра Маррея или Вавринки. Если это и случится, то наибольшие надежды надо возлагать на самых младших представителей поколения – Тим и Кириоса. Кстати, тут еще спорный вопрос: их стоит считать младшими представителями поколения Раонича или старшими – поколения Зверева?

Как бы там ни было, их время уходит. Причем очень быстро.

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Minas Panagiotakis, Clive Brunskill

Источник: http://www.sports.ru/

Написать ответ