«Мы не целуемся на корте, ничего такого». Теннисистки, которые скоро поженятся

WTA Конни Перрин Мартина Навратилова Юханна Ларссон Амели Моресмо Рене Ричардс Тара Мур Билли Джин Кинг

New York Times рассказывает о единственной влюбленной паре в женском теннисе.

«Когда Тара Мур и Конни Перрин впервые попробовали строить отношения, дело кончилось расставанием.

Двух профессиональных теннисисток в 2011 году на турнире во Франции познакомила общая подруга, и им было трудно поддерживать отношения в условиях постоянных переездов и разного расписания турниров. Швейцарка Перрин даже любит играть на грунте – наименее любимом покрытии родившейся в Гонконге жительницы Лондона Мур.

Но они научились управлять совместной жизнью, и теперь Мур и Перрин считаются первыми действующими теннисистками в истории WTA, которые обручены друг с другом. Мур сделала предложение в прошлом сентябре на острове на севере Италии. Они планируют пожениться в следующем году в Таиланде.

«Если она счастлива, то я рада за нее, – говорит 26-летняя Перрин. – Если я счастлива, то она рада за меня. И в итоге мы с ней как команда. Да, у нас отношения, но еще она моя лучшая подруга, и я ее главная болельщица».

Только один раз после помолвки им пришлось играть друг с другом: в апреле во втором круге квалификации турнира в Рабате, Марокко. Перрин одержала легкую победу – 6:1, 6:2. Мур сказала, что все прошло не настолько странно, как опасались их подруги из тура.

«Это было похоже на матч против лучшей подруги, – вспоминает она. – Вы выходите на корт, играете матч, потом даете друг другу отдышаться, и все снова в порядке. Нужно просто быть взрослыми и разделять игру и жизнь».

К тому же у пары скоро появились дела – следующий матч Перрин.

«Мы начали обсуждать ее следующий матч, потому что я была ее тренером, – рассказывает 25-летняя Мур. – Мы посмотрели отрывки матчей ее следующей соперницы, и так все вернулось в норму. Жизнь продолжается».

Жизнь низкорейтинговых игроков, как Перрин (193-я ракетка мира) и Мур (328-я), бывает очень одинокой. Но они могут положиться друг на друга.

«Ты ездишь без тренера, – говорит Мур. – Родные ездят с тобой не очень часто. И нам повезло, что мы занимаемся одним видом спорта и есть друг у друга».

Перрин добавляет, что в отношениях с кем-то за пределами тенниса иногда возникает негатив.

«Когда ты встречаешься с кем-то, кто не понимает теннис, переезды и все такое – ситуация совершенно другая, – говорит Перрин. – Но мы понимаем, что, конечно, иногда нам нужно ездить порознь».

В основном они путешествуют вместе и зачастую тренируются друг с другом.

«Думаю, многие удивятся тому, насколько это нормально, – объясняет Мур. – После совместной тренировки мы даем друг другу пять. Мы не целуемся на корте, ничего такого. Мы лучшие подруги, это основа наших отношений, и для меня это важнее всего».

Еще они напарницы на корте и при возможности вместе выступают в паре.

«Мотивация удвоенная, потому что ты играешь с человеком, которому желаешь победы так же сильно, как себе», – говорит Мур. Но совместные выступления тоже создают трудности. Перрин рассказывала, что она легче отвлекалась, когда только начала играть с Мур.

«Ты больше чувствуешь, – объясняет Перрин. – Если в начале у нее все не очень хорошо, я сосредотачиваюсь на ней больше, чем если бы я играла с кем-то другим. С ней я более чувствительна. Но чем больше мы играли, тем больше мы к этому привыкали».

Карьеры Мур и Перрин непримечательны – в отличие от их открытости.

В WTA играли гей-легенды Билли Джин Кинг и Мартина Навратилова, в начале 80-х рассказавшие о своей ориентации. Но после ухода Амели Моресмо в 2009 году в женском теннисе не осталось звезд, не скрывающих свою гомосексуальность. А в это время в женском футболе и баскетболе они появились.

WTA-тур почти никак не привлекает внимания к своему ЛГБТ-наследию и не делает ничего в пользу этого движения, несмотря на то, что другие спортивные организации продают товары с радужным логотипом. (В АТР-туре нет ни одного игрока, признавшегося в гомосексуальности).

Директор WTA Стив Саймон говорит, что туру не нужна более активная позиция: «В нужных ситуациях WTA будет реагировать нужным образом. Но я доволен той позицией, которую мы сейчас занимаем».

Права ЛГБТ-сообщества этим летом стали важной темой в теннисе из-за австралийских споров по поводу однополых браков. Австралийская чемпионка «Больших шлемов» Маргарет Корт, сейчас ставшая христианским пастором, активно выступает против однополых браков и регулярно критикует ЛГБТ-сообщество – например, она негативно высказывалась об австралийке Кейси Деллакуа и ее партнерше Аманде Джадд после того, как в 2013 году они завели первого ребенка.

Ряд игроков, включая не скрывающую свою ориентацию голландку Рикель Хогенкамп требовали переименовать арену Маргарет Корт.

Но Мур и Перрин говорят, что им хватает поддержки со стороны коллег и руководящих теннисных организаций.

«Никто из игроков никогда не говорил мне ничего плохого, – рассказывает Мур. – Все нас поддерживают и спрашивают: «Когда свадьба? Можно прийти?».

Но среди гомосексуальных игроков нет яркого лидера. Выше всех в рейтинге стоит шведка Юханна Ларссон – 85-я ракетка мира.

«ЛГБТ-сообщество всегда было частью WTA, – говорит Сид Зайглер, основатель сайта Outsports, посвященного проблемам геев в спорте. – Рене Ричардс, Мартина Навратилова и Билли Джин Кинг попадали в заголовки тридцать пять лет назад, еще до того, как мы начали все это обсуждать. И в 90-е годы в женском теннисе было много ЛГБТ-звезд, включая Джиджи Фернандес и Амели Моресмо.

С одной стороны, ЛГБТ-сообщество всегда было составной частью WTA. С другой, интересно то, что сейчас впервые за сорок лет в туре нет звездной теннисистки нетрадиционный ориентации. С учетом истории и успехов этих женщин, это даже странно».

29-летняя Ларссон в сентябре впервые заговорила о своей ориентации – она рассказала шведскому телевидению, что боялась потерять спонсоров.

«Я зависела от людей и их реакций», – заявила Ларссон.

Похожие страхи – это одна из центральных тем нового фильма «Битва полов». Фильм не только рассказывает о знаменитом матче Билли Джин Кинг против Бобби Риггса, но и о ее романе с Мэрилин Барнетт. В 1981 году Барнетт раскрыла ее ориентацию, что отпугнуло спонсоров от женского тенниса. Навратилова тоже потеряла спонсоров после каминг-аута.

Мур утверждает, что игроков, которые будут заявлять о своей ориентации сейчас, ждет только поддержка.

«Людям все равно. Я открыто обо всем говорю, и я хочу быть открытой, потому что тогда люди вряд ли будут говорить у тебя за спиной. Если есть вопросы – задавайте. Я не хочу, чтобы люди думали, будто я чего-то боюсь, будто меня что-то расстраивает. Мы очень открыты. И это не делает нас другими».

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill; twitter.com/conny_perrin; globallookpress.com/imago/Claus Bergmann, Vince Caligiuri, Alex Goodlett

Источник: http://www.sports.ru/

Написать ответ