Чемпионы «Формулы-1» успешно обходят правила

Феррари Мерседес регламент

И никто не знает, как их остановить.

С 2014 года, с начала эры гибридных турбомоторов все обитатели паддока пытались понять причину чудовищного преимущества двигателя «Мерседес». Немецкая компания выигрывала Гран-при пачками, оформляла дубли, завоевывала подиумы, поулы и чемпионские титулы, превосходя противников на моторных трассах на полсекунды с круга (и даже больше). По паддоку циркулировали предположения о наличии некой «волшебной кнопки», превращавшей болид в космолет, но никто не высказывал никаких гипотез.

Молчали до тех пор, пока ФИА не проверила болиды «Мерседеса» и «Феррари» во время Гран-при Канады 2015 года на запрещенные регламентом посторонние химические элементы в бензине. Для этого Международная автомобильная федерация взяла пробы из основного и дополнительного масляных баков, куда вместе с отработанным смазочным материалом обычно попадает немного подготовленного к горению топлива. В главном масляном баке действительно обнаружили следы бензина, но никаких нарушений регламента в тот раз не установили. Тем не менее, что-то насторожило ФИА, и через некоторое время в прессу просочились некоторые подозрения. В соответствии с ними, «Мерседес» якобы получал серьезную прибавку в мощности не из-за каких-то посторонних примесей а благодаря обогащению топлива моторным маслом и его парами. Что тоже запрещено регламентом.

Почему это важно?

Из-за ограничений на потребление топлива. Раньше его не было, но в погоне за повышением экологичности «Формулы-1» ввели не только шестицилиндровые двигатели с электромоторами, но и лимит в 100 кг горючего на гонку. Если в условиях предыдущего регламента команды могли заливать в болид больше бензина, чтобы агрессивнее насыщать цилиндры и тем самым повышать мощность, то после 2014-го такие энтузиасты рисковали просто не добраться до финиша из-за опустевших баков. Чтобы не допустить падение скорости машин и немного компенсировать снижение количества сжигаемого топлива, ФИА и разрешила турбонаддув. Но, понятное дело, команды «Формулы-1» везде ищут способ стать еще немного быстрее.

Потому выбор и пал на масло. Конечно, смазочный материал не предназначен для эффективного сжигания (хотя ребята из компаний вроде «Петронаса» могли придумать новую универсальную формулу), но его назначение в другом. Моторное масло благодаря большей плотности и вязкости теоретически позволяет сжать, связать и уплотнить топливо с помощью турбонаддува настолько, что при зажигании из той же массы горючего получится взрыв большей силы — а значит, повысится эффективность двигателя. Отсюда и могут возникать дополнительные лошадиные силы.

В чем суть нынешней ситуации?

ФИА продолжала ничего не предпринимать, пока в начале сезона «Ред Булл» и «Рено» не потребовали официальных разъяснений регламента по части допустимых к использованию веществ. Только после этого федерация занялась рассылкой директив о запрете обогащения топлива маслом и дополнительными проверками, которые выявили наличие секретных масляных баков, но уже у болида «Феррари».

«Мерседес» тем временем продолжал отрицать любые обвинения и даже внес предложение по ограничению массы смазочных материалов до пяти килограммов на гонку. Остальные участники Стратегической группы при ФИА сочли эту цифру завышенной, и в регламент попал лимит в 1,2 л на 100 км. Это ограничение распространяется на все двигатели, кроме тех, которые введут в эксплуатацию начиная с Гран-при Италии (стартует в ближайшие выходные). Для новых моторов расход масла ужесточили до 0,9 л на 100 км, и, по заверениям федерации, ни одна команда не собиралась ставить свежую силовую установку до гонки в Монце (кроме «Хонды», но японцы не в счет — их техника и так проигрывает другим несколько секунд). Тем не менее, 27 августа на Гран-при Бельгии, за восемь гонок до конца чемпионата, «Мерседес» неожиданно оснастил свои болиды самой последней спецификацией двигателя. ФИА официально подтвердила, что для них до конца сезона сохранится лимит в 1,2 л на 100 км, в то время как любые обновленные моторы других компаний будут вынуждены мириться с более жесткими ограничениями.

Казалось бы, чего тут такого? Ведь все уже использованные двигатели любого производителя, от «Феррари» до «Рено», могут потреблять 1,2 л масла на 100 км, да и проиграть всего один Гран-при не так страшно. Вот только сейчас в «Формуле-1» существуют ограничения еще и по силовым установкам: за сезон можно поменять лишь четыре штуки. За использование дополнительных необратимо следует присуждение огромного количества штрафных позиций, которые фактически гарантируют старт с последнего места в одном Гран-при. И перед гонкой в Бельгии большинство команд задействовало по три двигателя внутреннего сгорания (кроме Риккардо, Квята и клиентов «Хонды — у них больше), то есть все были в примерно равных условиях. Мотор рассчитан на пять гонок — а потому ставить его намного раньше не очень логично. Но «Мерседес» и его клиенты могут себе это позвонить: у них пока не сгорела ни одна силовая установка, в отличии от «Феррари», «Рено» и «Ред Булл». До конца чемпионата еще семь этапов, и та же Скудерия не поставила бы новый мотор с риском износить его к финалу и попасть на штрафы в самый решающий момент.

Почему «Мерседес» никак не остановить?

Потому что намеренное использование масла в качестве примеси к топливу абсолютно недоказуемо. Во время нормального рабочего цикла двигателя смазка поступает на цилиндры и просачивается между стенкой и поршнем в камеру с топливом (причем существующая система воздухозаборников позволяет перенаправлять лишнее масло обратно в цилиндры). После чего часть получившейся смеси сжигается в моторе, а часть проникает обратно в масляную систему и возвращается в баки. Поэтому никакое наличие продуктов горения лубриканта в выхлопах или бензина в смазочных емкостях не является неоспоримым доказательством. На крайний случай при зашкаливающих показателях производитель может все свалить на сбой системы, отправить проинспектированный двигатель в утиль и остаться при своих. Именно поэтому подозрения в адрес «Мерседеса» и в меньшей степени «Феррари» никогда не высказывались официально — их просто нечем подтвердить, ведь отсутствуют прямые улики. ФИА остается уповать на противоречие «духу правил».

В ситуации с новыми двигателями немцы тоже действовали в полном соответствии с буквой регламента. Там четко прописаны сроки введения в эксплуатацию двигателей, и «Мерседес» ничего не нарушил. Поначалу федерация пыталась противостоять такому финту и уравнять всех, допуская только то обновление мотора, которое получат клиенты штуттгартцев (сроки установки новинок на «Уильямс» и «Форс-Индию» пока неизвестны, но уже точно не раньше гонки в Монце). Однако правила оказались на стороне немцев — чиновники не могли пойти против своих же директив.

Конечно, в ФИА не могли не знать о ситуации, когда устанавливали дату перехода на новые ограничения — так что казус с узаконенным преимуществом одного из двигателей целиком на их совести. Забавно, что спортивным директором «Формулы-1» на данный момент является Росс Браун, который сам работал в «Мерседесе» с 2010 по 2013 годы и покинул немцев непосредственно перед началом турбоэры. Англичанин на протяжении всей карьеры слыл предприимчивым конструктором, который отлично разбирался в «серых зонах» регламента, но на сей раз его отдел совместно с федерацией просто преподнес 2017 год немцам на блюдечке со словами «жгите, ребята!».

А другие команды делали так?

Судя по трудностям «Хонды» и запросу «Рено», эти мотористы не используют подобные схемы. А вот с «Феррари» ситуация другая. По сути, подозрения обострились как раз после обнаружения дополнительных резервуаров для масла в болиде Скудерии — тогда и пошла волна директив и предупреждений. В паддоке ходят слухи, что проверяющим просто подсказали, где искать: ведь незадолго до этого к «Мерседесу» присоединился инженер Джеймс Эллисон, который в прошлом сезоне занимал должность технического директора в итальянской команде. Также многие журналисты зарубежных изданий начали связывать прогресс «Феррари» по части работы с двигателем как раз с копированием «масляной» технологии «Мерседеса».

Почему же Скудерия тоже не представила новый двигатель в Спа? Как утверждает немецкое издание Auto Bild, во время летнего перерыва все мотористы (кроме «Хонды», конечно же) заключили джентльменское соглашение не обновлять силовые установки вплоть до гонки в Монце. Для «Феррари» и «Ред Булл» оно выглядело разумно, с учетом количества вышедших из строя двигателей у обоих команд за первую половину сезона. Но реальность оказалось безжалостной.

Что можно предпринять?

По сути, единственное, что остается — это давить на ФИА и требовать либо отмены новых лимитов, либо их закрепления для всех двигателей 2017 года без исключения. В любом другом случае «Мерседес» останется с лучшей силовой установкой пелотона, и другим командам будет непросто их догнать.

Это вообще нормально?

Лидера всегда пытаются уязвить, обвинить его в читерстве, отнять или забанить лучшие решения. Все-таки «Формула-1» – это спортивный бизнес огромной конкуренции. И временами получается, что команды работают слишком эффективно — не в «духе правил».

Самым показательным примером подобной трактовки регламента стал двойной диффузор одноименной конюшни Росса Брауна в 2009 году. Он полностью соответствовал правилам, но шел вразрез с их «духом» и обеспечивал машинам коллектива солидное доминирование. Инженеры других команд во главе с легендарным Эдрианом Ньюи предлагали запретить такие конструкции, но вместо этого ФИА признала новинку полностью законной. По ходу сезона двойные диффузоры появились на всех машинах пелотона, но очкового задела «Брауну» хватило для чемпионского титула и Кубка конструкторов. Должно быть, федерация отправила инженерам неверный посыл.

А в 2018 году все продолжится?

Пятиминутка оптимизма объявляется открытой: нет. Со следующего сезона в дело вступят новые хтонические ограничения, которые запретят любые активные регулирующие клапаны в двигателе или воздухозаборниках, чтобы исключить перераспределение «лишнего» масла в двигатель. К тому же команды смогут пользоваться только одной спецификацией смазки на протяжении всего Гран-при — и то всего 0,6 литра на 100 км. Коллективам предписано сообщать о составе своих лубрикантов задолго до начала первых заездов этапа.

Новые правила достаточно жесткие, чтобы прекратить или сильно минимизировать использование масла для повышения мощностей двигателя. Так что «Мерседес находится в ситуации, когда им нужно выигрывать чемпионат безотлагательно.

Фото: Gettyimages.ru/Patrik Lundin, Mark Thompson, Dan Mullan; Global Look Press/imago sportfotodienst, Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com

Источник: http://www.sports.ru/

Написать ответ